Распространенные мифы о системе Монтессори

 

Миф первый: Монтессори-педагогика предназначена для детей с отклонениями в умственном развитии. Действительно, Мария Монтессори начинала работать с детьми-олигофренами.

Они побудили ее изобрести специальные дидактические материалы — очень красивые разнообразные предметы, манипулируя которыми, дети в течение года достигли уровня нормально развивающихся ровесников. И тогда Монтессори задумалась: что же за этот год смогут сделать для своего развития обычные, здоровые дети, если им предоставить возможность выбора и самостоятельности? Поэтому она очень быстро создала школы для обычных детей, и эти школы распространились по всему миру. Сейчас уже трудно найти уголок на земле, где нет садов и школ, работающих по системе Монтессори.

Миф второй: это иностранная методика, которая не может эффективно осуществляться в России.

Ценность Монтессори-метода как раз и состоит в том, что его легко транслировать из одной культуры в другую. Потому что он опирается на базовые потребности ребенка, не зависящие от национальных различий. В какой бы стране мира мы ни оказались, Монтессори-класс всегда узнаваем. И в японской, и в русской Монтессори-школах обязательно есть материалы, обучающие детей пользоваться столовыми приборами. При этом русский ребенок будет оперировать ложкой, а японский — палочками, действуя в рамках своей культуры. Но с одинаковым рвением они будут выстраивать друг за другом кубики розовой башни — одного из классических Монтессори-материалов.


 

Миф третий: среда Монтессори-класса искусственная, не имеющая ничего общего с реальной жизнью, ожидающей ребенка, дети растут в тепличных условиях помощи и поддержки.

Наоборот, в обычном детском саду и начальной школе ребенок манипулирует с игрушечными моделями реальных предметов и учится через игровые ситуации. В Монтессори-школе он чистит настоящие ботинки настоящим кремом, гладит настоящее белье горячим утюгом, ставит опыты в настоящей лаборатории и печатает настоящие сборники собственных текстов. А что касается тепличных условий, в некотором роде это действительно так. Но разве это плохой опыт — опыт любви, принятия и понимания? Возможно, именно он спасет человека во времена отчаяния и жизненных трудностей.

Миф четвертый противоречивый: с одной стороны, Монтессори-дети ведут себя слишком правильно, это похоже на специальное натаскивание. Но, с другой стороны, говорят, что в Монтессори-школах полная свобода, почти анархия.

Свобода и дисциплина были для Марии Монтессори взаимосвязанными понятиями. Она формулировала эту связку так — «свобода-в-дисциплине». Можно все, что не вредит здоровью и независимости окружающих. В этих пределах ребенок волен выбирать, что, как долго и с кем он будет делать. Этот философский принцип приводит к тому, что у детей достаточно рано формируется самодисциплина и самостоятельность, а также уважение к себе и окружающим его людям. Монтессорианский ребенок умеет принимать решения и обладает высокой степенью ответственности и познавательной активности.


 

Миф пятый: после Монтессори-сада ребенку трудно адаптироваться в обычной школе с ее классно-урочной системой.

Монтессорианские дети легко адаптируются за счет того, что они самостоятельны и уверенны в себе, а переход в новое учебное заведение они воспринимают как смену правил, с ранних лет усвоив, что в каждом коллективе могут быть свои правила. В школе, например, надо поднимать руку, если хочешь ответить и т.п. Монтессорианские дети ориентированы на процесс, т.е. они занимаются тем, что им интересно, а не на результат, например, оценку. Поэтому их нелегко шантажировать такими словами «Не будешь слушаться, я тебе сейчас поставлю два!»

Заимствовано отсюда.